Собачьи хлопоты / Истории Главстроя

Интервью: Мария Бессмертная

Иллюстрации: Тим Яржомбек

Собачьи хлопоты

У режиссера театра и кино Вики Приваловой в этом году заболел кот. Ужаснувшись качеству медицинских воротников, Вика придумала ему свой, который назвала «Жабобо», — и началось. Теперь она организовывает собачьи оперы, открывает выставки искусства для животных, собирает конференции и вечеринки с кинологами — в общем, делает все, чтобы жизнь собак, кошек и их хозяев в Москве стала лучше. Мы поговорили с Викой и выяснили, как бережное отношение к животным меняет окружающую среду и, в конце концов, людей.

Расскажи по порядку, с чего начался «Жабобо»? Помимо того, что у тебя заболел кот.

Да, у меня заболел кот, и я подумала: почему эти лечебные воротники для них такие уродские? И придумала и красивый, и удобный — животные свою головушку на подушку кладут и спят. Потом тут же позвонила всем своим друзьям, они меня поддержали, и мы запустились в формате ателье. И мы до сих пор так работаем, то есть это индивидуальная осознанная история. Потом я наделала мемов со своим котом и, как настоящий стрит-артер, пошла в город их клеить. И вот где-то там я поняла, что я вообще-то художник и просто продавать воротники, какими бы классными они ни были, мне не интересно. Мне интересно создавать культуру. И так родилась идея «Жабобо». Помог мой опыт жизни за границей. Как в Берлине относятся к животным! А в Израиле? Для каждой собаки всегда стоит вода, это просто норма. Я все время повторяю: мы здесь, на Земле, живем в коливинге. И все собачки, и кошки, и хорьки, и хомячки, и люди — мы все сожители. И вот это ощущение для меня было идеологически важным. Внимание к псу равно вниманию человека к себе и другим. «Жабобо» — это такая экосистема, медиапроект, который занимается созданием культурных событий, которые все вместе формируют новый взгляд на животных в городском пространстве.

И дальше?

Дальше меня познакомили с директором Музея Москвы Анной Трапковой, которая поддержала мою идею и сказала: «Давай делать коллаборацию». Сначала мы вместе с фестивалем Beat Film придумали цикл кинопоказов, куда можно было прийти с животными, а потом устроили в музее «День Жабобо». Там было все, что я люблю, например, видеоинсталляция с оперой для служебных собак. Представляешь, люди пели оперу для служебных собак, а потом эти же собаки пришли смотреть видеоинсталляцию с собой. Была музыкальная программа, и вся музыка была написана для собачьих ушей.

То есть нормальная вечеринка для животных?

Да! И я тут же подумала, что можно вообще революционизировать сам формат pet-friendly тусовок — сделать их негромкими, размеренными. Все мы знаем эти московские светские встречи: поверхностные разговоры, «привет-пока». Это всегда очень фрустрирует. А тут у нас с кинологами общались все. И вот я вижу Лизу Монеточку и какого-нибудь абсолютно непубличного нашего гостя, и все вместе, чуть не взявшись за руки, подбадривают своих животных. Приговаривают: «Ну, давай, лапушка, давай!» Следующим летом мы планируем фестиваль «Жабобо», я, конечно, мечтаю доехать с ним и до регионов. Чтобы до человека что-то дошло, ему нужно создать информационную воронку. Вот у нас на лекции маленький мальчик задал вопрос: «Если я хочу барсука, какие хлопоты меня ждут?» Дико трогательно. И наш приглашенный эксперт по экзотическим животным ему все спокойно и четко объяснила: «Барсуки любят копать, тебе придется всю квартиру засыпать землей». И мальчик ответил: «Лучше заведу крыску».

Дальше у вас пошел захват городской среды.

Да, мы тут же захотели построить нормальную собачью площадку. Я нарисовала площадку мечты, пошла консультироваться у кинологов и архитекторов, и что — она во дворе Музея Москвы теперь стоит. Очень здорово выглядит, как какой-то паблик-арт, при этом экологичная — сделана из дерева. Такую площадку может позволить себе любой двор, и этот кейс надо развивать. Дальше мы начали думать над правилами посещения музея. По правилам в музей с собакой нельзя, но есть нюансы: например, с собакой-поводырем можно и так далее. И мы подумали: а почему в рамках музея не создать pet-friendly программу? И в итоге Музей Москвы — это первый музей в городе, который стал ее делать. (Жилые кварталы balance «Главстроя» тоже товарищи музея по pet-friendly политике. — Прим. ред.)

А дальше в Музее Москвы случилась ярмарка современного искусства blazar.

На ярмарку изначально можно было с животными. И это ужасно важно, организаторы специально это проговорили. Ну тут я и решила: а здорово было бы сделать так, что, пока люди смотрят на искусство, их собаки занимались бы тем же! Я знаю, что это звучит как антропоцентристская идея, но все же. И мы на собачьей площадке сделали экспозицию картин Пауля Клее. Он был знаменитым кошатником, обожал своих кошек, все время их писал, а если они случайно проходились по его незаконченным картинам, то так их и оставлял. Мы взяли всех этих котиков и пропустили через фильтры, настроенные на собачий глаз (собаки видят только сине-желто-оранжевый). Ну и сделали собачью экспозицию. Разумеется, это не ситуация из ряда «а давайте позовем собак, и они оценят искусство». Это про включенность. Хочу сказать, что у нас был полный собачий аншлаг. Но что было самым удивительным после этой выставки, так это то, как люди подходили и говорили: «Боже, какой инновационный проект». В ХХI веке это до сих пор какая-то инновация — обращать внимание на животных. Иногда мне кажется, что я работаю над тем, чтобы сделать мультик «Зверополис» явью. Еще чуть-чуть, и хомяки в костюмах пойдут на работу писать посты в Яндекс.Дзен.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
Другие истории
Как я купил квартиру в центре Москвы и не сошел с ума Куратор и писатель Сергей Сдобнов написал мини-эпопею о том, что такое — купить квартиру в Москве, когда тебе чуть за тридцать. Перед вами ее первая часть: социальная драма, фильм ужасов и комедия положений в одном. Буковски, Чоран и Джонсон о том, как хорошо быть одному Прочитали тексты главных мизантропов в истории и отобрали лучшее из их цитат в нашу картотеку. Теперь, если не хочется выбираться из дома или подходить к телефону,  — есть на кого сослаться. Наши любимые писатели, художники, ученые и комики о том, каково это — ненавидеть людей, мечтать жить на другой планете и совершенно этого не стесняться. Наблюдательный пункт Открываем серию материалов из вынужденной изоляции рассказом о том, как можно действительно с пользой провести время дома. А именно — подглядывая за соседями и снимая кино. Мы выбрали три отличных российских фильма (и один хичкоковский бонусом), снятых из окон квартир, — вуайеризм во всем своем величии. Красота повседневного Иллюстратор Аня Десницкая рассуждает о том, как один взгляд на иллюстрацию может заставить захотеть манго, зачем просить сотни людей заполнять огромные анкеты, чтобы нарисовать одну картинку, и почему провинциальный пивной магазин рассказывает о городе больше, чем местный Кремль.